Фото: Mohammad Ismail, REUTERS

Афганистан — такой Ближний Средний Восток

Война, которая фактически ведется в Афганистане с 1979 года по сей день имеет две составляющие: фактические боевые действия и информационная война. При этом неважно, кто ведет эту войну, Советский Союз, США и НАТО, Талибан или правительство Афганистана.

При этом возникают парадоксальные ситуации, почти дежавю. В Союзе почти ничего поначалу вообще не знали о войне. Но как и тогда, теперь выясняется, что, например, про недавний кровавый инцидент в Газни, городе, который объявлен ЮНЕСКО одним из центров исламской цивилизации, даже президент Афганистана узнал только на третий день.
Поэтому достоверно узнать правду невозможно, ибо стороны скрывают и искажают информацию. Нет даже точных данных о воюющих сторонах. На бумаге — это армия правительства Афганистана, которую поддерживает коалиция аж из 40 стран во главе с США, и эти силы насчитывает 350 тысяч солдат, финансируемых международными спонсорами. Силы США включают 14 тысяч инструкторов, советников и бойцов спецназа.

Им противостоят от 20 до 40 тысяч бойцов Талибан, и это число остается стабильным, хотя афганское правительство сообщает каждый месяц об уничтожении до тысячи боевиков. Точно так же неизвестно точное число бойцов самой афганской армии. Последний раз официальные данные публиковались в 2016 г., когда сообщалось о потерях порядка 6 тысяч солдат в год.

Такая же неопределенность царит и в отношении того, какую часть территории контролирует правительство, а какую боевики. По официальным данным за июль правительство занимает 58.5% территории, Талибан — 19.4%, и 22% остаются полем военных действий. При этом, по экспертным оценкам зона контроля правительства также остается весьма условной. Кроме того, некоторое время назад была изменена оборонная стратегия. Основной упор был сделан на укреплении мест, где проживает большинство населения, вместо того чтобы бороться за контроль над полями сражений.

Однако и в тех местах, где ситуация считается безопасной, она является удручающей во многих отношениях. Характерный пример — уезд Бамиан, известный тем, что там были взорваны боевиками гигантские статуи Будды. Программа восстановления реализуется крайне медленно. А последняя авиакомпания, летавшая туда, недавно прекратила рейсы — после гибели пилотов в теракте, произошедшем в Кабуле.

В тех уездах, где Талибан пользуется поддержкой населения, ситуация еще хуже. «Мы неоднократно просили правительство выделить нам средства на борьбу с повстанцами, но безуспешно. Талибан побеждает в этой войне», — говорит Амир Махмуд, глава местного совета. В уезде Гильменд, который большей частью находится под контролем Талибана, глава совета по безопасности Ахмед Башар высказался еще резче: «Я не думаю, что Талибан сильнее нас. Проблема в том, что наше руководство получает личную выгоду в условиях военных действий».

Пессимистично настроены и другие местные руководители. Однако не больше оптимизма испытывают и американские военные. Они не видят, как 14 тысяч солдат могут выиграть войну, где не справились 100 тысяч. Однако и Талибан истощен многолетней войной, и все это подталкивает конфликтующие стороны к переговорам.

Ранее стороны выдвигали разные предварительные условия. Талибан желал вести переговоры с американцами, которые, в свою очередь, полагали, что это дело самих афганцев. Наконец, как всегда в последнее время, в дело вмешался лично Дональд Трамп. Как сообщили в июле представители Талибана, чиновник из американского МИДа провел с ними переговоры в Катаре.

Некоторую надежду на прекращение бесконечной войны вселил и недавний успех в длительном прекращении огня, которое было достигнуто в период праздника Ид эль-Фитр. Эксперты связывают кровавый инцидент в Газни, где погибли сотни людей с обеих сторон, с попыткой Талибана усилить свои позиции в свете наступающих переговоров.
Нельзя не видеть многочисленные параллели в кажущихся различными ситуациях в Израиле и в Афганистане. Многолетние военные конфликты с участием радикальных исламистов, переговоры — прямые и непрямые в разных форматах, активизация радикалов в преддверии переговоров и главная надежда на дядю Сэма, который придет и решит все проблемы за конфликтующие стороны.

Владимир Поляк, «Детали», по сообщениям «Нью-Йорк таймс» и информационных агентств

Фото: Mohammad Ismail, REUTERS


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend