Адвокаты Нетаниягу: кто его защищает

«Нет адвоката, который бы мне не завидовал и не хотел бы поменяться со мной местами», — сказал «Либералу» один из юристов, работавших ранее с Нетаниягу. Уже почти 20 лет целая армия юристов помогает ему разобраться в бесчисленных делах, отбиться от исков в БАГАЦ, защитить интересы его семьи. Часть этих дел известна, другая остается скрытой от общественности.

Не все юристы, работающие с Нетаниягу, считаются лучшими в своих областях. Ведь, кроме профессиональных навыков, важны и личное доверие, и взаимопонимание. При приеме на работу проверяют  окружение кандидата и даже сплетни. Если кого-то уличат в нападках на семью Нетаниягу в прошлом, его кандидатура будет отвергнута.

Недавно здесь искали юриста, который вошел бы в команду. Упоминались громкие имена кандидатов: Гиора Адерет, среди подзащитных которого были Авигдор Либерман, Фаина Киршенбаум, Дани Данкнер; и Цион Амир, которому довелось защищать Моше Кацава, а сейчас он представляет бывшего командующего ВМС Элиэзера («Чайни») Марома в деле о подлодках. Называли также имя профессора Алана Дершовича — одного из тех, кто призывал запретить следствие против действующего премьера, а единственным реальным преступлением в делах Нетаниягу он считает… информационную утечку.

Команду своих адвокатов Нетаниягу формирует с большой осторожностью. Он подозрителен и тянет с принятием решений — что объясняется деликатностью вопроса. Старые адвокаты, работающие в его команде, приводят сюда новичков, за которых могут поручиться. В прошлом организатором работы адвокатской команды был Давид Шимрон, но теперь его возможности ограничены — его самого, замешанного в деле о подлодках, представляет адвокат  Амит Хадад.

Почти все адвокаты Нетаниягу — мужчины. Их гонорары велики. Приводимый здесь список длинен, но неполон.

Давид Шимрон

Он был рядом с Нетаниягу еще до того, как тот пошел в политику. В той или иной степени Шимрон принимал участие во всем, чем занимался премьер, от покупки-продажи квартир вплоть до отчета госконтролера по делам резиденции и «Бибитурс». Он занимался скандалами, в которые была втянута Сара Нетаниягу —  из-за Мени Нафтали; из-за книги, которую написал ее первый муж Дорон Нойбергер, но она так и не была опубликована; а также делом Амеди, и делом о «горячей видеопленке».

О двух этих делах стоит напомнить читателям:


14 января 1993 года Нетаниягу заявил, что «один человек из банды» угрожает ему опубликовать видеозапись, на которой он снят во время секса с женщиной, не являющейся его женой. Взамен шантажист требовал, чтобы Нетаниягу снял свою кандидатуру на выборах. Позже Нетаниягу подтвердил, что действительно имел краткосрочную связь на стороне, и попросил за это прощения у своей жены Сары. Через три дня после этого Биньямин Нетаниягу подал жалобу в полицию. Имя шантажиста так и не было названо, а этот скандал не помешал Нетаниягу победить на праймериз в «Ликуде».

А «дело Амеди» иногда называют еще и «делом о перевозках». Началось оно с публикации в газете «Йедиот ахронот» в сентябре 1999 года. Журналист Мордехай Гилат утверждал, что чета Нетаниягу пыталась перевести оплату из Министерства главы правительства подрядчику Авнеру Амеди за частные перевозки, выполненные для них в период до выборов 1996 года, и после того, как Нетаниягу возглавил правительство. В сентябре 2000 года полиция рекомендовала передать дело в суд, однако тогдашний юридический советник решил не давать ему хода, обосновав это «нехваткой доказательств».


Человек, который хорошо знаком с Нетаниягу, сказал журналу «Либерал», что сейчас Шимрон меньше демонстрирует свою связь с Нетаниягу. Он уже не проводит, как в прошлом, пресс-конференции в его защиту. Хотя его рука чувствуется во всем, в том числе и в делах, которые не вызывают подозрений в преступлениях. Например, пожертвованиями, которые Нетаниягу передавал Арно Мимрану, занимался Давид Шимрон. И это он рекомендовал Нетаниягу записывать его беседы с Нони Мозесом, что вылилось затем в «дело 2000». А когда Муди Зандберг, приближенный Нетаниягу, который недавно был допрошен, представлял интересы российской государственной компании «Газпром», Давид Шимрон обеспечивал юридическое сопровождение по разным вопросам. Возможно, он многое мог бы рассказать, но его допросили только по делу о подводных лодках. Он остается верным и преданным премьер-министру: в окружении Шимрона говорят, что он никогда не станет для Нетаниягу «новой Шулой Закен».

Яков Вайнрот

В феврале 1997 года Нетаниягу, находившийся тогда на посту премьер-министра,  нанес государственный визит в Иорданию. В аэропорту его ждал Вайнрот, чтобы проконсультировать по только что вскрывшемуся делу «Бар-Он – Хеврон». Уединившись в отдельном кабинете, они долго обсуждали это дело.


Касалось оно подозрений, что Нетаниягу вошел в сговор с председателем ШАС Арье Дери: ШАС соглашалась поддержать отступление из Хеврона в обмен на назначение адвоката Рони Бар-Она юридическим советником правительства, который, как предполагалось, пообещал бы заключить сделку с Арье Дери в ходе досудебных слушаний. Срок полномочий действующего юридического советника Менахема Бен-Яира как раз подходил тогда к концу. Дери, после нескольких лет расследования, обвиняли во взяточничестве, но 10 мандатов ШАС обеспечивали стабильность правящей коалиции, и без поддержки этой партии Нетаниягу не смог бы утвердить «хевронское соглашение» (официально – соглашение о передислокации), по которому большая часть города (зона H1) отошла под контроль Арафата, а меньшая (зона H2) осталась под контролем Израиля.


Вайнрот, один из самых уважаемых адвокатов в Израиле, добился, чтобы Нетаниягу не было предъявлено обвинительного заключения (как и против Цахи Анегби, занимавшего тогда пост министра юстиции). Позднее и Арье Дери тоже выскользнул из-под следствия по данной сделке.

С тех пор Вайнрот консультировал Нетаниягу по самым разным вопросам, но занимался делами и других представителей деловой и политической элиты, в числе которых  Лев Леваев, Френк Луи, Михаил Черной, Йосеф Парицкий, Авраам Гиршзон, Авигдор Либерман… Вайнрот участвовал также в делах Амеди, «Бибитурс», в «деле 1000» и «деле 2000», а также в делах Сары Нетаниягу. А когда суд постановил обнародовать график телефонных бесед Нетаниягу с Шелдоном Эдельсоном и Амосом Регевом, Вайнрот попросил БАГАЦ, от имени Нетаниягу, провести новое обсуждение этого вопроса в расширенном составе.

Адвокат Яаков Вайнрот на открытии слушаний по делу Либермана. 2013 год

Вайнроту уже 70 лет. Его здоровье в последнее время ухудшилось настолько, что, по словам его знакомого, он попросил переводить ему гонорары авансом. В интервью программе «Пятничная студия» Вайнрот сказал: «Я молю Господа дать мне еще один день, и еще день. У меня все не просто, но, благодаря врачам, я продолжаю работать. У меня нет претензий ни к смерти, ни к прессе – ни то, ни другое нельзя изменить».  В последние месяцы он иногда встречался с Нетаниягу в своем доме в Рамат-Гане.

Амит Хадад

Другой адвокат из команды Нетаниягу, Амит Хадад, считается молодым протеже Вайнрота.

Этим летом, когда прогремели громкие разоблачения, Нетаниягу пригласил к себе несколько политиков. В их числе были Мири Регев, Давид Битан, Анат Берко, Офир Акунис, Аюб Кара и Цахи Анегби. Приглашенных просили выступить в СМИ в защиту Нетаниягу. В том числе объяснить, что расследования против Давида Шимрона и Шломо Фильбера никак не относятся к премьеру: он не был в курсе того, что касается дела о подлодках и дела «Безека», и думал, что можно принимать подарки от друзей.

В числе приглашенных был и адвокат Амит Хадад из конторы Вайнрота. Он быстро поднялся на «юридическом лифте». Ему 32 года, он женат, у него есть сын. На его свадьбе гуляли и Сара Нетаниягу, и Лев Леваев. Он с отличием окончил юрфак иерусалимского университета, получив степень магистра по криминалистике. Стажировался у судьи Эдмонда Леви в Верховном суде. Якова Вайнрота он называет «виртуозом», а его контора вела дело о налогах Эйяля Голана и дело Фуада Бен-Элиезера, которого обвиняли во взяточничестве. Хадад также представлял интересы Дани Данкнера, Боаза Арпаза, Коби Переца.

Хадад тоже периодически появляется в СМИ. Например, на 10-м телеканале он назвал заказ блюд для премьерской резиденции на 400 тысяч шекелей «процедурным нарушением», пообещал, что адвокаты смогут снять это обвинение, и обвинил в излишних заказах Мени Нафтали. После свидетельств Ари Аро он тоже появился на экране и сказал, что дарить подарки друзьям — это не уголовное преступление, а Нетаниягу и Мильчен были, как братья. Что касается отношений Нетаниягу с владельцем «Безек» Шаулем Аловичем, то, по словам адвоката, «это — дружба, хотя и не близкая. Их не назвать близкими приятелями». А про телефонные разговоры с Эдельсоном он сказал: «В этом нет ничего  особенного, все беседуют с издателями». Говорят, что  темперамент Хадада в сочетании с безграничным терпением, сделали его любимым адвокатом Биньямина Нетаниягу и его жены, и, вероятно, в будущем его влияние только возрастет.

Йоси Коэн

Йоси Коэн был впервые представлен чете Нетаниягу около 20 лет назад, на приеме в доме Йорама и Леи Глобус в Кейсарии. С тех пор он с ними, за ними и за них. Занимается гражданскими процессами правящей четы, и представлял Нетаниягу, когда иски в БАГАЦ подали Арель Маргалит и Эльдад Янив, требуя привлечь его к уголовному преследованию по делу о подлодках.

В интервью газете «Глобс» Коэн похвастался своим достатком: «Мой дом стоит 15 млн. долларов, контора — 10 млн. долларов, есть и другие активы, наш уровень жизни очень высок». Он был адвокатом Офера Нимроди, консультировал газету «Маарив», представлял в судах муниципалитеты, и занимался громкими разводами. Он же представлял чету Нетаниягу в иске против Игаля Сарны, а их сына, Яира Нетаниягу, защищал от иска института «Молад». Он жаловался генпрокурору на то, что полицейские относятся к премьер-министру неуважительно. Когда судья Дита Проженин приняла иск бывшего работника резиденции премьера Гая Элиягу, Коэн обрушился с критикой на судей, сказав, что они ведут себя предвзято по отношению к Саре Нетаниягу.  Это вызвало возмущение судей, и адвокату пришлось перед ними извиниться. Но Нафтали Беннет, которого Коэн обозвал «мошенником», так и не дождался от него извинений. Компьютерный техник Йоав Салам именно от него получил  предупредительное письмо после того, как опубликовал в соцсетях нападки на семью Нетаниягу.

Йоси Коэн. Фото: Оливье Фитуси

Все это не мешает Коэну поддерживать дружеские отношения с Джуди Шалом-Нир-Мозес, которая считается заклятым врагом семьи Нетаниягу, и однажды, в своем доме в Ришпоне, он даже провел вечер сбора средств для ее НКО «Хом». Журналиста Йоава Ицхака, который публиковал немало статей против Нетаниягу на сайте News1, Коэн назвал «продажным писакой», подал на него в суд, и на слушаниях заявил, что не верит ни одному его слову. Впрочем, кажется, что в последнее время атаки на Нетаниягу и на самого Коэна на этом сайте прекратились.

Михаэль Равило

Это — один из любимых адвокатов Сары Нетаниягу, из конторы Шимрон-Молхо. Ему 50 лет, женат, его супруга тоже юрист, отец был доцентом юрфака иерусалимского университета и сейчас преподает в академическом колледже Цфата. Его дед и прадед были адвокатами в Милане. Отец 4-х детей.

Равило отбился от иска соседей четы Нетаниягу, которые жаловались, что утечка воды в премьерском доме причинила им ущерб. Он обвинял в клевете газету «Коль а-ир», Бена Каспита и Равива Друкера. Он занимался делом домработницы Лилиан Перец против Сары Нетаниягу, и делом Тани Шоу, няни детей Нетаниягу — она требовала выплатить ей 86 тыс. шекелей, которые, по ее словам, семья Нетаниягу ей задолжала. Около года назад имя Равило называлось в числе кандидатов на пост секретаря правительства, однако он колебался, и в конечном счете этот вопрос был снят с повестки дня.

Яков Боровский

Боровский ранее служил комиссаром северного округа полиции и даже числился кандидатом на пост генинспектора полиции, но против него было открыто уголовное дело, и кандидатуру пришлось снять. Дело закрыли, хотя госпрокурор и сказал, что «Боровский сотрудничал с политическими элементами для продвижения личных интересов». Точнее говоря, его подозревали в том, что расследование против Ариэля Шарона и его сыновей было бы смягчено, если бы Боровский получил этот пост. Потом у него была адвокатская практика, а перед последними выборами Боровский защищал Нетаниягу после отчета госконтролера о расходах в резиденции премьера. Он даже принял участие в пресс-конференции по этому поводу вместе с Давидом Шимроном. «Я представил госконтролеру правила, позволяющие премьеру и его супруге есть с утра до ночи, сколько они хотят, и получить на дом все, что они хотят», — сказал он.

На фото, слева направо: Нир Хефец, Давид Шимрон, Яков Боровский. Фото: Гиль Коэн Маген, февраль 2015 г.

Вот еще несколько адвокатов, которые принимали участие в защите Нетаниягу на разных этапах.

Дори Карлсберг. Говорят, он близок к семье Эдельсон. Он представлял Израиль в иске о компенсациях по делу турецкого парома «Мави Мармара», но после этого оказался по другую сторону баррикады, и отстаивал интересы корпорации «Кан».

Яаков Неэман был посредником в примирении Сары и Биньямина Нетаниягу в 1993 году, когда тот признался, что имел связь с Рут Бар, служившей его консультантом. Позднее Неэман стал министром юстиции с согласия как Нетаниягу, так и Либермана. Он также редактировал секретное соглашение между Нетаниягу и Шароном во время первого срока Нетаниягу на посту премьера, и посредничал в его переговорах с Эхудом Бараком, когда они пытались создать правительство национального единства. Неэман скончался в возрасте 77 лет в январе 2017 года. «Он был дорог мне и дорог народу Израиля», — сказал после его смерти глава правительства.

Дан Ави-Ицхак. Этот старейший иерусалимский адвокат вошел в круг консультантов Нетаниягу по рекомендации Шимрона (который в свое время был у него стажером). Это он утверждал, что требования Тани Шао — клевета, с помощью которой она пытается заработать. Иск она в итоге проиграла.

Ави Халеви. Ему выпало отражать критику контролера Ликуда и других парт активистов, которые заявили, что Нетаниягу полностью подчинил себе партийные институты. В ходе борьбы за власть партийный секретариат (Исраэль Кац) и ЦК (Хаим Кац) сместили Халеви с постов юридического советнтка этих структур. Но в этой схватке Нетаниягу одолел своих противников, так что и власть Халеви ненамного уменьшилась.

Шломит Барнео-Парго работает юрконсультантом канцелярии премьер-министра с 2001 года. В прошлом году появились сообщения о том, что во время празднования дня рождения мужа  Сара Нетаниягу сказала, будто Шломит Барнео-Парго «разрушает ее дом. Она многого не разрешает. Ей надо измениться». На самом деле, она немало разрешает, утверждая платежи на покупки, парикмахерские и косметические услуги, оплату счета за воду в Кейсарии (включая воду для бассейна), и т.п.

Помимо всех этих адвокатов, конкурсы на оказание различных услуг канцелярии премьер-министра выигрывают юридические конторы. В 2015 году такие конкурсы выиграли контора адвоката Гилада Шера (в прошлом – советник  и директор канцелярии Эхуда Барака), контора Фриш-Шфарбер-Рейнхерц (во главе с отставным судьем Сарой Фриш, которая считается близкой к партии «Еврейский дом»), и контора Нисим-Ринкоф-Сендрович: один из партнеров — Моше Нисим в 80-е годы прошлого века занимал посты министра финансов и министра юстиции в правительстве «Ликуда» и в правительстве национального единства. В интервью «Макор ришон» он сказал про Нетаниягу: «Он незаменим. Я поддерживаю его — с радостью или без». Про Сару Нетаниягу он сказал, что для прессы она превратилась в «боксерскую грушу».

В адвокатском сообществе с интересом следят за работой адвокатов в делах, где сейчас замешано имя премьера. Один из знакомых с ним юристов сказал: «Если ему все же предъявят обвинение, я первый позвоню ему, попрошу встречи (надеюсь, он мне не откажет), и порекомендую пойти на сделку с прокуратурой, чтобы они оставили его в покое. Потому что, по моему опыту, я уверен, что если дело дойдет до предъявления обвинения, ему не уйти от наказания. У него нет шансов ни на улице, ни в суде».

Сара Лейбович-Дар, Даниэль Гольдфарб, «Либерал». Фото: Илан Асаяг


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама