Загадочная смерть в эйлатском отеле: что ускользнуло от внимания полиции

Высший суд справедливости вмешался в ход расследования таинственной гибели двух молодых людей, чьи тела были найдены в комнате отеля. Адвокат Яшар Якоби пояснил «Деталям», почему БАГАЦ удовлетворил иск родственников погибших и запретил полиции производить вскрытие тел для патологоанатомической экспертизы.

Бездыханные тела Баруха Индига и Оделии Бахар были обнаружены в минувшее воскресенье, на кровати 301-го номера эйлатского отеля Herods. Обоим было примерно по 20 лет. Сначала полицейские решили, что произошло двойное самоубийство. Однако затем, просмотрев записи камер наблюдения, следователи предположили, что молодой человек мог убить свою подругу, и уже затем покончить с собой. На эту мысль следователей навело то, что девушка с пятницы не выходила из номера, тогда как молодой человек попал в объектив видеокамер. Значит, она могла скончаться на сутки ранее? Ответ на это могло дать вскрытие – но теперь суд запретил полицейским проводить эту процедуру.

«Когда у полиции есть подозрение, что речь идет о насильственной смерти, необходимо произвести вскрытие. Однако по закону, сначала надо получить разрешение на это от родственников покойного, — объяснил специалист по уголовным делам, адвокат Яшар Якоби. — Семьи Индига и Бахар отказались давать подобное разрешение, тогда прокуратура обратилась в суд с просьбой вынести постановление о провевдении патологоанатомической экспертизы. На семьи опротестовали эту просьбу в БАГАЦе. Сделать им это помог юридический отдел организации ЗАКА.

Это дело вызвало широкий общественный резонанс, Высший Суд Справедливости собирался дважды, вчера и сегодня. Вначале БАГАЦ вынес решение запретить вскрытие, а затем добавил к своему постановлению, что полиция имеет право в течение суток провести сугубо внешнюю проверку, не прибегая к вскрытию. Полиция просила дать ей на это 72 часа, но БАГАЦ, повторяю, ограничился сутками».

Как утверждает Якоби, полиция предполагает, что Оделия умерла, как минимум, на день раньше молодого человека. Графологическая экспертиза почерка показала, что предсмертную записку Барух писал один.

«Следует учитывать следующие обстоятельства, — поясняет Якоби, — Закон гласит, что если нет оснований предположений о насильственной смерти, то уголовные дела закрываются. Кроме того, адвокат, представлявший в БАГАЦе истцов, говорил, что нет никакого подозрения на то, что в смерти Индига и Бахар замешано некое третье лицо, а потому нет смысла в дальнейшем расследовании».

Судьи приняли эти доводы. Тела погибших находятся в институте Абу-Кабир. Но Яшар Якоби обратил наше внимание на деталь, которая, как он считает, могла ускользнуть из поля зрения полиции:


примерно год назад на своей странице в Фейсбуке Барух Индиг оставил запись, в которой признавался, что лет семнадцать назад он подвергся сексуальным домогательствам со стороны своего раввина, и это обстоятельство нанесло ему серьезную моральную травму…


«Скажем, если человека нашли мертвым с ножом в сердце, то судья в обязательном порядке потребует проведения патологоанатомической экспертизы, без нее никак не обойтись, — говорит Якоби, поясняя, что в Израиле родственники умерших или погибших не могут настаивать на отмене вскрытия лишь когда смерть носит явно выраженный насильственный характер. — Вообще хочу заметить, что, как правило, религиозные люди — а Оделия и Барух были выходцами из религиозных семей, — противятся такой экспертизе. Они объясняют это соображениями еврейской традиции. Но, понятное дело, что суд в каждом отдельном случае учитывает уникальные обстоятельства дела».

Барух Индиг родился в семье ультрарелигиозных евреев из Модиин-Илита, работал какое-то время на радиостанции «Галей ЦАХАЛ». Затем он перестал вести религиозный образ жизни, но, тем не менее, поддерживал тесную связь с семьей. Оделия Бахар, также из религиозной семьи, работала в иерусалимской больнице «Шаарей Цедек». За несколько дней до кончины в социальной сети «Фейсбук» Оделия и Барух сообщили, что их связывают близкие, интимные отношения.

Смерть этих молодых людей вызвала шок у их близких друзей. Один из них написал в Фейсбуке: «Как жаль, что мир оказался столь жесток по отношению к ним!» Другое высказывание принадлежит приятельнице Оделии: «Почему эта прекрасная пара решила покончить собой? Или так: почему один убил другого и убил себя? Больно осознавать все это, не понимая, почему это произошло».

Марк Котлярский, «Детали». Фото (иллюстрация): Даниэль Бен Ор


Размер шрифта

A A A

Реклама