«А включаешь — не работает!» Чем недоволен государственный контролер

По сложившейся традиции, публикация очередного отчета государственного контролера, отставного судьи Йосефа Шапира вызвала поток публикаций в СМИ, бурное негодование оппозиции и стандартные отписки министерств о том, что замечания учтены, часть недостатков уже исправлена, остальные исправляются и, даст Бог, к приходу Машиаха все будет хорошо. «А чо вот если нет?» — как спрашивал по другому поводу Семен Слепаков. Ну, а если не будет — тогда, конечно, опозоримся.

Первый пункт – подозрения Ури Ариэля в противозаконной деятельности – привлек основное внимание СМИ. Но и в других разделах найдется, что почитать.

Глава №2. Полиция без компьютеров

Госконтролер выразил удивление сокращением бюджета, выделяемого на работу отдела компьютерной безопасности – при том, что этот вид преступления год от года приобретает все больший размах.

Всего на работу этого отдела было выделено 2.7 млн. шекелей – меньше даже, чем на пресс-службу полиции. Между тем, из-за компьютерных сбоев в полиции постоянно пропадают файлы с материалами дел. Компьютерная система не обновлялась 17 лет, и не приспособлена к решению современных задач. В 30% случаев сотрудники отдела компьютерной безопасности не смогли выполнить возложенной на них задачи по сбору улик и доказательств в сети или в ПК подозреваемых – в силу своего непрофессионализма или нехватки знаний. Впрочем, при таком бюджете удивляться этому не стоит.

Глава №3. Дети брошены на произвол судьбы

Основная претензия Йосефа Шапира к руководству министерства соцобеспечения на этот раз касалась отношения к проблемам детей и подростков, оказавшихся в зоне риска. В 2015 году, по данным министерства, в стране насчитывалось 367 000 таких детей, из которых 6600, в возрасте от 8 до 18 лет, были направлены в специальные интернаты. Их у нас по всей стране 182. В большинстве случаев соцработники рекомендуют помещать таких детей в интернаты, но из-за нехватки мест 70% подростков возвращаются домой, в семьи, пребывание в которых для них, зачастую, небезопасно.

Хотя в последние годы на многочисленные недостатки в системе ухода за детьми и подростками указывалось уже неоднократно, они не исправляются. Министерство не имеет даже данных о социо-экономическом положении детей, которые были помещены в интернаты, об их достижениях в учебе, о том, удается ли им потом найти работу. В ведомстве, которым сейчас руководит Моше Кац, не знают, какие из их программ эффективны, и насколько, а какие не достигли поставленных задач и нуждаются в улучшении.

Мало того, что дети поступают в такие интернаты, как правило, со значительными пробелами в образовании – там нет никаких программ, благодаря которым и при поддержке репетиторов они могли бы наверстать упущенное. На уроки репетиторов министерство выделяет до 119 шекелей в месяц, хотя по оценке ЦСУ, средние затраты на занятия с частными педагогами составляют сегодня 304 шекелей на ребенка (а многие родители подтвердят, чо на практике сумма намного, намного выше).

Глава №4. Врачи опаздывают на работу

Государственный контролер высказал возмущение крайне нерациональным использованием операционных, которые могут часами простаивать, в то время как тысячи граждан страны порой месяцами могут ждать срочных операций. Одной из основных причин сложившейся ситуации Йосеф Шапира назвал халатное отношение хирургов к своим обязанностям: многие из них опаздывают по утрам на работу, уходят с нее на час-два раньше (возможно, торопясь на частную практику). Но и администрация больниц не всегда рационально планирует время работы операционных.

Создание операционной обходится примерно в 10 миллионов шекелей. Но загружены они лишь с 7-30 до 15-00, третью часть суток. Например, в больницах Бейлинсон, Вольфсон, и в больнице Нагарии зафиксированы значительные нарушения распорядка дня. Мало того, что врачи постоянно здесь приходят работу с опозданием на 40 минут и более, так еще и перерывы между операциями занимают около 40 минут, что вдвое больше определенного правилами. Госконтролер отметил также нехватку врачей-анастезиологов, и персонала операционных – санитаров, техников и др.

Глава №5: У ортодоксов все «очень плохо с психикой»

Значительные нарекания вызвала у государственного контролера также работа медицинской службы ЦАХАЛа, и прежде всего – армейских психиатров. 16% военнослужащих вынуждены ждать очереди в психиатрическое отделение свыше 4 недель.

Сами военнослужащие тоже относятся к медицинским заключениям довольно халатно: только 47% лекарств, по выписанным рецептам, были и в самом деле приобретены затем в аптеках. Госконтролер считает: поскольку армия несет ответственность за здоровье солдат, она обязана выяснить, почему существует столь большая разница между количеством рецептом и их использованием на практике.

И вот что еще подозрительно: с января по октябрь 2015 года были проверены 1170 молодых представителей ортодоксальной общины, из которых около 77% освобождений от службы по состоянию психического здоровья. Это избавило их от необходимости «встать под ружье». Впрочем, еще в 2012 году доктор Эяль Прохтер отмечал, что процент отклонений в ультра-религиозном секторе не превосходит аналогичный по другим секторам. Однако армия зачастую не получала данных об их образовании, и некоторых других, потому затруднялась составить общий профиль молодого человека. Этим можно объяснить более высокий процент отсева.

Также напомним, что некоторое время назад была разоблачена ОПГ, занимавшаяся выдачей молодым ортодоксам фиктивных справок о психических заболеваниях – именно с целью освобождения, в дальнейшем, от службы в армии.

Продолжение следует.

Эмиль Шлеймович, Петр Люкимсон, «Детали». 

Размер шрифта

A A A

Реклама