А было ли молоко с медом

ТАНАХ называет Землю Обетованную «текущей молоком и медом». Это — метафорическое название земли, где царят плодородие, изобилие и процветание, предназначенные для народа Израиля.

Первым в таком определении Земли Обетованной усомнился профессор хайфского университета Эйтан Левин, занимающийся исследованиями ТАНАХа. В 80-х годах прошлого века он опубликовал работу, которая так и называется «Земля, текущая молоком и медом». Свои рассуждения профессор начинает не с теологии и не с семантики, а с топографии. Он напоминает, что библейская Эрец-Исраэль занимала, по большей части, пустынные земли, где были оазисы,а в них – пастбища и поселения кочевников. В каком-то смысле слова это была обжитая пустыня.

Опираясь на топографический и топологический факторы, профессор Левин предлагает отвлечься от «молока и меда» и вернуться к «земле, текущей молоком и медом». Он усматривает смысл этого определения в загадке богатыря Самсона (Книга Судей. 14:14), когда он разорвал пасть льва и нашел там мед: «Из сильного вышло сладкое». Исходя из этой загадки, и ведет свое доказательство профессор Левин: в библейские времена, пишет он, и молоко, и мед были продуктами дикой природы. Козы и коровы находили корм, но искали его там, где невозможно было заниматься сельским хозяйством. И там же, среди скал и зарослей репейника, можно было найти дикий мед. По мнению Левина, в библейском лексиконе «молоко и мед» соединены вместе не только из-за гастрономических соображений, но прежде всего потому, что это – продукты идентичных экономико-топографических условий, крайне трудных для выживания.

Условия жизни и важные топографические подробности Земли Обетованной содержатся, в частности, во второй главе Второзакония, где сказано, что уходящие из Египта евреи должны овладеть землею, в которую они переходят, «Ибо земля, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею, не такова, как земля Египетская, из которой вышли вы, где ты, посеяв семя твое, поливал ее при помощи ног твоих, как масличный сад». И далее сказано, что народ должен безоговорочно подчиняться Господней воле, а иначе «воспламенится гнев Господа на вас (…) и не будет дождя,и земля не принесет произведений своих, и вы скоро погибнете (…) (там же, ст.17). Как видим, «молоко с медом» потекут по этой земле только в том случае, если Бог будет доволен своим народом. Так что все зависит от самого еврейского народа. Это условие сохраняется и в наши дни.

Профессор Левин цитирует и Книгу пророка Исайи, где о младенце Иммануэле говорится, что он «будет питаться молоком и медом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе» (7:15).

Тут уже явно речь идет не о благословении или благополучии, а о нищете и бедствии. Точно так же, как в новейшем времени узника сажали на хлеб и воду, ветхозаветный пророк ограничил Иммануэля только молоком и медом.

В ТАНАХе есть одно-единственное место, где «земля, текущая молоком и медом» толкуется, как богатая и плодородная. Вот только земля эта – не Обетованная, а… египетская! В Книге Чисел говорится о бунтовщиках, отказавшихся идти за Моисеем. «И послал Моисей привести Дафана и Авирона (…) Но они сказали: не пойдем! Разве мало того, что ты вывел нас из земли, в которой течет молоко и мед, чтобы погубить нас в пустыне…»

Затем профессор Левин переходит к сугубо политическим выводам. Он считает классическую трактовку «молока и меда» ошибочной идеализацией и вредным заблуждением, породившими немало надежд. Он полагает, что именно эти надежды, эти мечты о возрождении еврейского государства на «земле, текущей молоком и медом», и породили сионистское движение мечтателей и фантазеров. Осушая болота и сажая леса, умирая от малярии и от арабских пуль и ножей, первые поселенцы определенно не нашли в Эрец-Исраэль ни изобилия, ни благополучия, но им хватило сил, чтобы выжить.

Рафаэль Рамм, «Детали». Фото: Дуду Бахар.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend