90 лет назад в Ленинграде был арестован Любавичский ребе

27 июня 1927 года на первой странице газеты «Давар» появился тревожный заголовок: «Арестован Любавичский ребе?» Вот так, со знаком вопроса. Точной информацией по этому поводу в Эрец Исраэль практически никто не располагал. Краткий текст сообщения гласил: «Рига. Раввин Шнейерсон из Любавичей арестован в Ленинграде, поскольку собирал пожертвования на деятельность йешив в России.» И всё.

К моменту публикации этого сообщения Шестой Любавичский ребе Йосеф Ицхак Шнеерсон находился под арестом уже почти две недели. За это время советские власти успели и приговорить его к смертной казни, и отметить этот приговор. За Любавичского ребе вступились германские и латвийские парламентарии, а также организация «Политический Красный Крест», ведущую роль в которой играла Екатрина Пешкова – первая жена Максима Горького. В то время, как в Эрец Исраэль только узнали об аресте ребе, ГПУ уже готовило документы для его ссылки в Кострому.

Выездной документ (загранпаспорт) ребе Шнеерсона, выпущен в Риге, в 1933 году. Фотография — Библиотека ХАБАДа, автор неизвестен. С Викисклада, общественное достояние.

В те дни сообщения о расстрелах и арестах «врагов трудового народа» приходили из СССР практически ежедневно. 7 июня на железнодорожном вокзале в Варшаве был убит полпред СССР в Польше Петр Войков – один из тех, кто санкционировал расстрел царской семьи в Екатеринбурге. Застреливший Войкова Борис Каверда заявил: «Я отомстил за Россию, за миллионы людей». Известие об убийстве полпреда застало Сталина в Сочи. Оттуда он направил Молотову директиву: «Всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в концентрационном лагере, надо немедля объявить заложниками. Надо дать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах монархистов и всякого рода белогвардейцев по всему СССР, с целью их полной ликвидации всеми мерами.» Среди попавших под горячую руку оказался и Шестой Любавичский ребе.

Йосеф Ицхак Шнеерсон вошел в историю как человек, сумевший построить систему нелегального еврейского образования в Советской России. «Благодаря Иосефу Ицхаку ХАБАД стал в Советском Союзе ядром еврейского духовного возрождения, религиозного сопротивления воинствующему атеизму и ассимиляции», — отмечает изданная в Иерусалиме Краткая Еврейская Энциклопедия.

После ареста ребе доставили в знаменитую «Шпалерку» — следственную тюрьму ленинградского управления ОГПУ на улице Шпалерной 23. Здесь его в течение нескольких дней подряд подвергали допросам с пристрастием.

Среди чекистов, мучивших ребе, было немало евреев. Эту позорную страницу истории российского еврейства невозможно обойти здесь молчанием. Следователь по фамилии Нахамсон, выходец из хасидской семьи хохотал при виде измотанного бесконечными допросами и издевательствами ребе. «Мои родители долгое время оставались бездетными, — объяснял Нахамсон друзьям-чекистам. – Лишь когда отец поехал к Любавичскому Ребе и получил от него благословение, Бог вспомнил о моей матери, и она родила сына. Этот сын стоит сейчас перед вами…» Эту сюрреалистическую сцену описал сам Йосеф-Ицхак Шнейерсон в своей книге «Записки об аресте». А вот еще один эпизод, подобных которому много в этой книге:

«Один из следователей, еврей, по фамилии Ковалев, внезапно ударил меня ниже подбородка с такой силой, что я чувствовал боль от удара еще долгое время спустя. Выходя из камеры, он прошипел по-русски: «Мы тебя еще научим!» Не сдержавшись, я ответил на идиш: «Не знаю, кто кого…»


В коридоре всю группу заключенных выстроили в шеренгу. «Зачем вы нас выстраиваете?» – спросил кто-то. «Хотим пристрелить на месте», – ответил конвойный. Услышав это, молодой человек (еврей из Витебска) упал без сознания и, не приходя в себя, скончался. Подошел охранник, толкнул ногой несчастного, послушал сердце. «Помер», – сказал тюремный «эксперт».


После нескольких месяцев костромской ссылки Любавичский ребе был депортирован из Советского Союза. Поначалу он жил в Латвии, в 1929 году посетил Эрец Исраэль. В 1934 году Йосеф-Ицхак Шнейерсон поселился в Польше, где его и застала Вторая мировая война. Любавичский ребе оказался на занятой нацистами территории. Но в начале 1940 года, благодаря помощи американских хабадников и с санкции руководителя Абвера (немецкой военной разведки) адмирала Канариса, смог выбраться из оккупированной Польши.

Через Латвию и Швецию Любавичский ребе добрался до США. В Нью-Йорке он купил дом на улице Истерн Парквей, 770. Этот дом и по сей день остается центром культурной и религиозной жизни последователей ХАБАДа со всего мира. А его точная копия была построена в поселке Кфар-ХАБАД в Израиле. Сам этот поселок был основан по указанию Йосефа-Ицхака Шнейесрона в 1949 году.

Когда же год после этого Шестой Любавичский ребе скончался, в возрасте 70-ти лет – оказалось, что он пережил большинство мучивших его следователей ГПУ, которые попали в жернова «большого террора» в конце тридцатых годов.

Борис Ентин, «Детали». Фото (иллюстрация): Илан Эсаяг

Размер шрифта

A A A

Реклама