Raheb Homavandi, Reuters

85 лет назад в Тегеране жестоко разогнали еврейскую демонстрацию

В пятницу, 22 июля 1932 года, участники утренней молитвы в синагоге «Молла Ханина», расположенной в тегеранском квартале Одладжан, не разошлись, как обычно, по завершении службы. Все вместе, небольшой колонной, они вышли на улицу и направились в сторону рыночной площади.

В руках участники шествия держали плакаты с требованием прекратить дискриминацию еврейских торговцев и отменить дополнительные налоговые ставки, введенные исключительно для евреев. Но дойти до рыночной площади демонстрантам не удалось. На их пути встали вооруженные дубинками полицейские.

Торговцы бросились врассыпную, побросав на землю плакаты. Но полицейские преследовали их, нещадно избивая дубинками. Практически всем участникам демонстрации понадобилась медицинская помощь. Трём из них, к сожалению, помочь уже было невозможно. От полученных травм они скончались.

Жестокий разгон демонстрации в Тегеране стал ледяным душем для еврейской общины Ирана. Ведь в течение предыдущих двух десятилетий положение иранских евреев постоянно улучшалось. Это до начала ХХ века они постоянно подвергались дискриминации и нападениям со стороны мусульман.

Исповедующим ислам жителям Ирана было запрещено покупать у евреев какие бы то ни было товары, и еврейским торговцам было запрещено держать лавки на городском базаре. Евреи Тегерана и других городов страны должны были носить отличительный знак —это был красный лоскут на одежде мужчин.

Евреям разрешалось жить только в отведенном для них квартале. Только в 1906 году, в результате так называемой Конституционной революции, евреи Ирана получило равные с мусульманами гражданские и политические права, свободу выбора места жительства и экономической деятельности. С принятием первой иранской конституции евреи обрели возможность избирать и быть избранными в Меджлис. В конце 1917 года в Тегеране была основана сионистская организация, под эгидой которой работало Общество по распространению языка иврит.

А после того, как в 1925 году к власти пришла шахская династия Пехлеви, права евреев расширились еще больше. В стране появилась сионистская газета «Ха-Геула», в Тегеране открылась большая еврейская школа «Курош». Повышенные налоговые ставки для еврейских коммерсантов казались рудиментом прошлого, для устранения которого потребуются небольшие усилия. Смерть трех демонстрантов 22 июля 1932 года заставила еврейскую общину Ирана задуматься о том, в какой степени стабильно ее положение. К тому же в Тегеране уже поговаривали о том, что шах Реза симпатизирует рвущимся к власти немецким нацистам. И это была правда. Нацистов шах Реза рассматривал как противовес гегемонистским устремлениям Советского Союза и Великобритании, в то время практически безраздельно контролировавшей Средний Восток.

Действительно, после прихода нацистов к власти, связи между Ираном и Германией значительно укрепились. Шейх Реза был польщён тем, что немцы считают иранцев арийцами. В 1936 году Германия отменила действие расистских Нюрнбергских законов в отношении персов. Гитлер обещал, что, после победы над Советским Союзом, он вернет Ирану земли, отторгнутые Россией в XIX веке. В Тегеране даже ходили слухи, что Гитлер тайно принял ислам и взял себе имя Гейдар. Все это вселяло вполне обоснованный страх в сердца иранских евреев.

Лишь в 1941 году, когда Иран, вследствие операции «Согласие» был оккупирован Советским Союзом и Великобританией, евреи смогли вздохнуть с облегчением. С приходом к власти в стране шаха Мохаммеда Резы Пехлеви началась пора расцвета еврейской общины Ирана. Она продолжалась вплоть до исламской революции 1979 года. По сравнению с тем, что случилось после этого, жестокий разгон демонстрации в 1932 году — лишь цветочки. Вскоре после революции руководители еврейской общины были казнены, еврейское имущество было конфисковано.

В 1978 году в Иране насчитывалось около 80 тысяч евреев, сейчас их осталось немногим более 10 тысяч. В Иране действуют 11 синагог, в Тегеране работают три еврейские школы, во главе которых стоят, однако, мусульмане. Члены иранской еврейской общины живут в постоянном страхе за свою дальнейшую судьбу — так же, как это было в 30-е годы, и даже более того.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Raheb Homavandi, Reuters. 

На фото: иранские евреи в синагоге Йосефабад, в Тегеране. 2006 г.

Размер шрифта

A A A

Реклама