70 лет решению ООН: границы Израиля, которых никогда не было

Эту дату знал каждый советский школьник. Потому что на всех картах мира, изданных в СССР, значилось примечание: границы Израиля показаны в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 года.

Контуры еврейского государства, очерченные этим решением, производили тягостное впечатление. Вне его пределов оказывались Иерусалим, Ашкелон, Ашдод, Беэр-Шева, Акко. Даже расположенная по соседству с Тель-Авивом Яффа должна была стать анклавом арабского государства. За Израилем оставалась узкая прибрежная полоса от Хайфы до северной окраины Ашдода, треть Галилеи и две трети пустыни Негев.

К счастью для еврейского государства, в реальности эти границы не просуществовали ни одного дня. Защитить их и выжить было невозможным. Почему же 29 ноября 1947 года, когда Генеральная ассамблея ООН отвела Израилю именно эти границы, в еврейском ишуве царили ликование и эйфория?

Дело в том, что любая другая альтернатива выглядела еще хуже. Решение о разделе Палестины означало, что хотя бы на части ее территории будет создано еврейское государство! Которое будет самостоятельно определять свою политику! Которое сможет принять неограниченное количество репатриантов, без оглядки на кого бы то ни было!

В контексте нового миропорядка, установленного после Второй мировой войны, все прежние решения относительно будущего устройства Палестины теряли конкретный смысл. Это касается и резолюции Конференции в Сан-Ремо, принятой 25 апреля 1920 года. В соответствии с ней, Великобритания получала мандат на управление Палестиной и брала на себя «ответственность за выполнение декларации, изданной 2 ноября 1917 года правительством Его величества» — декларации Бальфура. Лига наций, утвердившая резолюцию Конференции в Сан-Ремо, прекратила существовать в 1946 году. На ее обломках была создана ООН, заново устанавливающая правила международной политики. Судьба еврейского государства вновь оказалась на весах Иова.

И даже отведенные Израилю границы вовсе не были ему гарантированы. В канун голосования 29 ноября никто не мог поручиться за его исход. У арабских стран были все основания надеться на то, что Генеральная Ассамблея отвергнет предложение о разделе подмандатной Палестины. Представители ишува, предпринимавшие отчаянные попытки для спасения ситуации, не могли оценить эффективность своих действий.

Вот как описывает атмосферу, царившую в за день до голосования в ООН, Леон Юрис в своем культовом романе «Эксодус»:

«Делегация ишува сидела на специально выделенных для нее местах в зале заседаний Генеральной ассамблеи. Вид у членов делегации был такой, словно их вели на казнь. По мере того, как прения подходили к концу, их перспективы становились все мрачнее. Вопреки всеобщим ожиданиям, Греция вместо того, чтобы воздержаться, ясно высказалась против раздела, опасаясь за судьбу своих земляков, живущих в Египте. И Филиппины, на которые надеялись, что они воздержатся из уважения к позиции США, выступили против раздела. Представители Гаити вдруг заявили, что у них нет четких инструкций, Либерия заняла неопределенную позицию, а Таиланд прямо перешел на сторону арабов».

Для того, чтобы изменить положение к лучшему у представителей ишува оставались сутки. Евреям необходимы были голоса стран Южной Америки, собиравшихся голосовать против раздела Палестины. И лидеры ишува смогли заручиться их поддержкой.

Свою версию того, как им удалось это сделать, представляют журналисты Джон Лофтус и Марк Ааронс в книге «Тайная война против евреев». Они утверждают, что влияние на латиноамериканских диктаторов оказал нефтяной магнат Нельсон Рокфеллер, будущий вице-президент США. В то время принадлежащую ему компанию «Стандарт ойл» заподозрили в поставках сырья нацистской Германией в годы войны. Согласно конституции США, предоставление помощи врагу расценивается как предательство. Лидеры ишува, которым удалось собрать целое досье о сотрудничестве Рокфеллера с нацистами, смогли использовать это в своих целях.

В книге «Тайная война против евреев» утверждается, что Рокфеллер, просмотрев представленное ему досье, начал хладнокровно торговаться. «В обмен на голоса латиноамериканского блока он хотел гарантий того, что евреи будут хранить молчание о пересылке нацистских денег и военных преступников в Южную Америку, — пишут Лофтус и Ааронс. Выбора действительно не оставалось, и Рокфеллер получил то, что он хотел. Во имя еще не рожденного государства Израиль ему было обещано, что нацисты смогут беспрепятственно скрыться. По поводу голосов латиноамериканских стран Рокфеллер сказал: «Не беспокойтесь, каждая страна будет голосовать либо в поддержку Израиля, либо воздержится». Рокфеллер сдержал свое обещание. Он поговорил с каждым диктатором, каудильо, которые находились всецело под его влиянием, и разъяснил им, как надо действовать».

Дальнейшее известно. 29 ноября 1947 года Генеральная ассамблея ООН утвердила резолюцию №181 о разделе Палестины. Сторонникам раздела удалось собрать необходимые для этого две трети голосов. В поддержку резолюции выступили 33 страны, «против» голосовали 13, и 10 воздержались. Делегация Таиланда, где в это время произошел переворот, в голосовании не участвовала. Все латиноамериканские страны, кроме Кубы, проголосовали «за» или воздержались. Свои три голоса в поддержку резолюции отдал Советский Союз (кроме СССР, в голосовании участвовали Украина и Белоруссия, представленные в ООН как отдельные делегации).

За ходом заседания Генеральной Ассамблеи в Нью-Йорке следили десятки тысяч жителей ишува, прильнувших к своим радиоприемникам. Результаты голосования были встречены всеобщим ликованием. Кадры, запечатлевшие массовые танцы на улицах Тель-Авива и киббуцных полях, стали неотъемлемой частью истории Израиля.

Принятие резолюции №181 повлекло за собой дальнейшее обострение обстановки в подмандатной Палестине. Евреи и арабы активизировали подготовку к решающей схватке. До окончания срока действия британского мандата и вывода английских войск оставалось менее полугода.

15 мая 1948 года была провозглашена Декларация независимости Государства Израиль, в которой упоминается и резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины. В этот же день, с вторжением арабских армий в Эрец Исраэль, началась Война за Независимость, в результате которой были установлены признанные международным сообществом границы Израиля. Границы, просуществовавшие в реальности до Шестидневной войны — тесные и неудобные, но которые все же позволили еврейскому государству выжить.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Гиль Элиягу

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама