Злоупотребление властью при поддержке суда

То, что БАГАЦ разрешил демонтировать бедуинский поселок Хан аль-Ахмар, никого не должно удивлять. Ранее было отклонено ходатайство против сноса деревни, расположенной на Западном берегу. При этом суд опирался на твердую правовую базу.

Если в постановлении что-то и может удивить, так это предлоги, которыми государство аргументировало выселение и с которыми согласились заместитель главы Верховного суда Ханан Мельцер и судья Анат Барон: строительство автомагистрали и забота о благе детей, проживающих в этой общине. Любой, кто знаком с реальностью на территориях, знает, что часто причиной выселения палестинцев является желание освободить место для еврейских поселенцев, будь-то расширение существующей еврейской общины или создание новой. Слухи о подобной практике, по-видимому, достигли судей, поэтому в своем решении они записали, что если землю используют для чего-то иного, кроме объявленной государством цели, то просители смогут вновь обратиться в суд.

Ханан Мельцер также раскритиковал государство за слишком поспешный отказ от альтернативного предложения, сделанного истцами. «Их план был отклонен всего через несколько часов после того, как был представлен. И, по-видимому, это решение было принято не уполномоченным на это органом», — сказал судья.

Стоит разобраться в юридическом обосновании этого решения. Главный тезис убеждает своей простотой: законы планирования должны соблюдаться, и любой, кто их нарушает и строит без разрешения, заслужил, чтобы его дом разрушили. В противном случае – грош цена законам.

Но есть одно уточнение. Это верно, когда речь идет о системе планирования и строительства, отвечающей интересам всего населения и не дискриминирующей его отдельные группы. Все выглядит иначе, если мы говорим о дискриминационной системе, чьей целью является развитие еврейского поселенчества в зоне «С» на Западном берегу, которая, в соответствии с соглашениями Осло, находится  под полным контролем Израиля. Если это делается для облегчения будущей аннексии, то задача этой системы — вытеснение палестинцев. Вместо того, чтобы позволить им планировать и строить, система душит их таким планированием, которое не отвечает их потребностям. Им отказывают в выдаче разрешений на строительство. Тогда основной функцией государства становится снос домов, построенных жителями от безысходности.

Если это действительно так, систему надлежит исправить, ликвидировать существующую систему планирования и строительства и заменить ее другой, соответствующей правовым концепциям, требованиям равенства и общественного блага. А юридическая поддержка решениям репрессивной системы — это не справедливость, и подобная судебная система не может называться «правосудием».

Трудно определить, насколько полным и точным является приведенное выше описание системы планирования и строительства на территориях. Но есть тревожные признаки, его подтверждающие. И ясно, что между двумя народами идет борьба за контроль над землей, особенно на территориях С, а сильной стороной тут являемся мы. Политический план, описанный выше, заявлен партией «Еврейский дом». Как известно, другие коалиционные партии были только рады прыгнуть на подножку. Нет ничего общего между масштабами и интенсивностью планирования и строительства, осуществляемыми государством в районах еврейских поселений, и тем, что происходит в районах расселения палестинцев. Смешно сравнивать.

Так что законность происходящего весьма спорна. Политика планирования и строительства в 1970-х годах, когда система действовала с учетом благ палестинцев, существенно отличается от нынешней, вступившей в силу в 80-е годы после изменения политики в отношении территорий.

Лишь в незначительном числе случаев палестинцы получают разрешения на строительство, в результате они за ними и не обращаются – что толку? Утвержденные планы строительства для них не удовлетворяют их потребностей. А о том, насколько чисты намерения планирующих органов по отношению к палестинцам, суд мог узнать, ознакомившись с планом, который власти пытались скрыть: переместить жителей Хан аль-Ахмар поближе к большому комплексу очистных сооружений, на территорию, которая не была одобрена для строительства еврейского поселения.

Но суд предпочел не принюхиваться.

Правосудие не может свершиться, если смотреть на мир с крыши и не вглядываться в здание, на котором эта крыша покоится. Суд сделал бы великое дело для израильской системы ценностей, если бы взял на себя труд изучить характер системы планирования и строительства — а не состоял на службе этой системы, закрепляя за ней право разрушать жилища. Изучи суд систему, понимай он дискриминационные реалии строительства на территориях — и он, быть может, воздержался бы от принятия постановлений, согласно которым в сфере планирования и строительства на территориях к евреям и арабам должен применяться один и тот же закон.

Очень важно – и это подчеркнул сам суд – что он не принимает решение о сносе дома, но лишь разрешает его. Тогда ответственность за последствия — и моральные, и с точки зрения имиджа Израиля, и его отношений со свободным миром – будет лежать исключительно на правительстве.

Мордехай Кремницер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Элиягу Гершкович

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend