20 тысяч разгневанных женщин

Как правило, известие о крупной военной операции моментально отодвигает все прочее на задний план. Однако, на сей раз, похоже, ситуация изменилась: чаша терпения израильтянок переполнилась, и причиной тому стало бездействие правительства Нетаниягу в борьбе с насилием против женщин. И объявленная ранее манифестация, в которой приняло участие более 20 тысяч человек, состоялась в полном объеме.

Невзирая на драматическое заявление правительства 4 октября о проведении операции по разрушению туннелей «Хизбаллы» на северной границе, беспрецедентный женский протест – «женский удар»,  состоялся в точном соответствие с графиком, намеченным его организаторами.

Фонтаны окрасились «кровью»; женщины, размалеванные красной краской, лежали на улицах, изображая жертвы убийств. Толпы шли с черными гробами. Тысячи и тысячи женщин оставили свои рабочие места, многие перекрестки были заблокированы, движение остановилось. Соцсети – от страниц кинозвезд до страниц девочек-подростков  были заполнены фотографиями протеста с хэштегом ЧП.

Те, кто возглавил протест, дали понять, что жизнь женщин так же важна, как и проблемы национальной безопасности, и нет никаких поводов для того, чтобы свернуть намеченные демонстрации.

«Пятьдесят один процент населения не принимается во внимание, на него не выделяются бюджеты, а его основные потребности не удовлетворяются, – говорится в тексте заявления, сделанного от имени организаторов манифестации. – Мы намерены прекратить это безобразие».

Демонстрация спонсировалась и координировалась коалицией «Красный флаг», объединяющей в своих рядах более пятидесяти израильских феминистских и женских организаций.

На первый взгляд, убийство двух девочек, которое буквально гальванизировало манифестацию протеста в минувший вторник, вряд ли могло заставить израильтян задуматься, остановиться, а также стимулировать массовую демонстрацию, бросившую вызов такому, казалось бы, весомому доводу для ее отмены, как напряженная обстановка в сфере безопасности.

Однако, некоторые факторы катализировали ситуацию, вызвав колоссальный общественный резонанс и выйдя далеко за рамки того, что звучало во время маршей 26 ноября – в Международный день борьбы с насилием по отношению к женщинам. Этот день проходил, как обычно, не выбиваясь из традиционного русла. Все «выразили надежду», что правительство предпримет более энергичные меры против насилия, и разошлись по домам.

Однако женщины сочли плевком в лицо, когда буквально через день после марша были обнаружены тела девочек. Их имена пополнили скорбный мартиролог тех, кто погиб от семейного насилия, в этом году они стали 23 и 24-й жертвой. Показатель, который впервые превысил печальную отметку 2011 года. Налицо резкое увеличение смертных случаев. Так, в 2014 и в 2015 году было убито тринадцать женщин, а в 2016 и в 2017 – шестнадцать.

Возраст девочек и тот факт, что они относятся к поколению соцсетей, также сыграли определенную роль в общественном возмущении. Кроме того, вечерние выпуски новостей показывали видео девочек, создавая гораздо более сильное эмоциональное воздействие, чем просто имена, возраст и фотографии.

Несомненно, не обошлось и без политики. Протестующие буквально кипели от гнева, утверждая, что Биньямин Нетаниягу лично остался равнодушен к произошедшему или не осведомлен о смертельном насилии, с которым сталкиваются женщины руководимой им страны.

25 ноября чета Нетаниягу посетила убежище для избиваемых женщин, и мы увидели странный спектакль, разыгранный  Сарой Нетаниягу. Она заявила, что «шокирована», узнав, что ее муж и правящая коалиция только что проголосовали против предложения создать парламентскую комиссию по расследованию убийств женщин членами семьи.

Когда премьер-министра спросили, почему он это сделал, ответ был таков: «Это предложение выдвигала оппозиция». Но тут вмешалась Сара и упрекнула супруга: «По этому вопросу, действительно, не должно быть никакой коалиции и оппозиции. Это – проблема, которая волнует нас всех».

Затем премьер присутствовал на еженедельном заседании кабинета министров, где необычным образом использовал слово «терроризм», описывая насилие по отношению к женщинам. Он объявил, что рассмотрит данный вопрос и возглавит межминистерскую комиссию по вопросам насилия в семье, не подозревая, что такая комиссия уже существует, и в свое время она рекомендовала, чтобы правительство выделило финансирование для решения проблемы. Это было год тому назад, но средства до сих пор так и не выделены.

Хотя Нетаниягу пообещал, что займется вопросом насилия в семье, некоторые посчитали, что на этом фоне внезапно объявленная армейская операция выглядит несколько подозрительно. Так, депутат Кнессета Мерав Михаэли («Сионистский лагерь») в интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ» предположила, что время было выбрано не случайно,  чтобы затушевать столь мощный протест.

Если Нетаниягу понимает, что протестная акция инициирована его политическими оппонентами, то Михаэли, возможно, права. Но если он придет к убеждению, что, продолжая бездействовать, он может лишиться поддержки со стороны женщин, столь необходимой ему на ближайших выборах, которые, судя по всему – не за горами, есть шанс, что он, наконец, сможет мобилизовать силы для устранения смертельной угрозы, нависающей над половиной населения Израиля  на внутреннем фронте.

Элисон Каплан-Зоммер, «ХаАрец» М.К. К.В.

Фото: Элиягу Хершкович

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend