135 лет назад в России прошла первая еврейская стачка

Утром 12 ноября 1882 года Герша Новика, владельца текстильной фабрики в польском городе Белостоке, ждал неприятный сюрприз — 70 ткачей не вышли на работу. Управляющий, пряча глаза, доложил: «Это забастовка, хозяин. Они требуют увеличения зарплаты и сокращения рабочего дня».

Новик был настолько ошеломлен происходящим, что не сразу нашел, что сказать. И неудивительно, ведь ему пришлось столкнуться с беспрецедентным событием. Акция протеста ткачей в Белостоке стала первой забастовкой в еврейском секторе в Российской империи. Тем и вошла в историю.

Рабочий день на ткацких фабриках в царской России длился от 12 до 16 часов. Условия труда были тяжелыми, зарплаты невысокими. Но до начала 80-х годов XIX века еврейские рабочие не решались прибегнуть к столь радикальному средству борьбы за свои права, как забастовка. Только осенью 1882 года ткачи Белостока осмелились вступить в открытый бой со своим работодателем.

Новик решил в переговоры с бастующими не вступать, денег за пропущенные ими дни не платить. Участники стачки были готовы к такому повороту событий. Солидарность с ними проявили те ткачи, что продолжали выходить на работу. Они собрали деньги для бастующих. Таким образом, какой-то запас прочности акция протеста все же обрела.

Однако вскоре Новику удалось подавить забастовку. Спустя две недели после ее начала он поставил рабочих перед выбором: либо увольнение, либо безоговорочное возвращение к станкам. За эти дни хозяин фабрики сумел найти потенциальную замену участникам стачки. Об этом было прекрасно известно и самим рабочим. Не имея другого реального выбора, они вынуждены были вернуться на свои места. А спустя еще месяц организаторы стачки и наиболее активные ее участники были уволены.

Но еврейское рабочее движение только начинало набирать обороты. В 1897 году был создан «Бунд» — Всеобщий союз еврейских рабочих в Литве, Польше и России, который практически сразу же стал частью РСДРП. А в Белостоке в начале ХХ века была основана первая в Российской империи анархистская организация — Интернациональная группа анархистов-коммунистов «Борьба» под руководством Шломо Кагановича и Григория Брумера. И именно белостокские анархисты, в конце концов, жестоко отомстили фабрикантам за их отношение к собственным рабочим.

Жертвой анархистов стал владелец текстильного предприятия Авраам Коган. Это был уважаемый в городе человек, он возглавлял организацию «Агудат ахим» — профессиональный союз белостокских фабрикантов и предпринимателей.

В конце лета 1904 года на предприятии Когана началась забастовка. Она носила по-настоящему массовый характер, и фабрикант решил прибегнуть к помощи властей. При содействии белостокского полицмейстера ему удалось договориться о доставке из района Москвы большой группы рабочих, готовых заменить забастовщиков у станка. Бастовавших Коган немедленно уволил. Этот поступок вывел из себя даже относительно умеренных еврейских социал-демократов из партии «Бунд». Бундовцы направили на фабрику Когана 28 боевиков, чтобы помешать работе штрейкбрейхеров. Боевики порезали сукно на двух станках, но подмосковные рабочие сумели отбить нападение. Вооружившись железными прутьями, они обратили бундовцев в бегство. Один из боевиков споткнулся и упал и был жестоко избит. Спустя несколько часов он скончался от полученных ран в местной больнице. Полиция произвела аресты среди бастовавших рабочих.

Отреагировать на эти события решили белостокские анархисты. 29 августа 1904 года анархист Нисан Фарбер подстерег Авраама Когана у входа в синагогу в белостокском предместье Крынки и нанес ему два удара кинжалом – в грудь и в голову. Считается, что был первый акт экономического террора не только в Белостоке, но и во всей Российской империи. Так евреи небольшого польского города вписали еще одну страницу в историю российского революционного движения.

Большинство еврейских рабочих в «черте оседлости» трудилось на предприятиях еврейских фабрикантов. Таким образом, раскол по признаку классовой принадлежности обозначился в еврейском секторе России задолго до прихода большевиков к власти. Революция окончательно развела евреев по разные стороны баррикад — вчерашние участники стачек становились чекистами и комиссарами, вчерашние фабриканты — в лучшем случае, эмигрантами.

О степени ожесточения людей свидетельствует, например, написанная в 1906 году пьеса Семена Юшкевича «Король». Ее герои — владелец мельницы Гроссман и его восставшие рабочие. Вот лишь несколько реплик участников собрания, собравшихся для того, чтобы обсудить продолжение забастовки.

Яков: «Перебить бы всех этих подлецов, и был бы один конец»…
Голоса: «Верно, верно… И щенят его следует перебить».
Маня: «Я хочу видеть, как похоронят Гросмана… Надевайте-ка на него саван! Кладите его в землю. Душите их, проклятых! Сдирайте с них кожу, как они с нас сдирают».

А вот реакция на происходящее владельца мельницы Гросмана: «С рабочими может быть только одна политика: строгость и строгость. Закапывать их в землю. Никаких прибавок, никакого восьмичасового дня. Никакой врачебной помощи и других глупостей. Я им покажу забастовку. Я из них все жилы вытяну, такая это будет забастовка. Рабочие должны знать, что я хозяин, а они мои слуги».

Это 1906 год, время первой русской революции. Еще 11 лет до начала полномасштабной гражданской войны, до начала массовых расстрелов власть имущих и их «щенят». Впереди много трагических событий, связанных с революционной борьбой. Один из первых, предупреждающих о них, звонков прозвенел в ноябре 1882 года в Белостоке, во время забастовки еврейских ткачей. Но очевидно, что этот звонок не был услышан.

Борис Ентин, «Детали». Фото (иллюстрация): Викисклад, Public Domain


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама