1 августа – дата последней записи в дневнике Анны Франк

1 августа 1944 года Анна Франк сделала очередную запись в своем дневнике. Пятнадцатилетняя девушка-подросток, пытаясь разобраться в собственном характере, писала:«Я ищу способ, чтобы стать такой, какой я хотела бы и могла бы быть, если бы… не было на свете других людей».

Эти слова стали последними в дневнике Анны. Три дня спустя после этого она, ее родители, сестра Марго и трое других евреев, скрывавшихся вместе с ними, были арестованы голландской полицией и гестаповцами. Семья Франк была депортирована в Освенцим. Оттуда Анну и ее сестру Марго переместили в Берген-Бельзен. Обе они погибли в марте 1945 года от разразившейся в концлагере эпидемии тифа.

Первую запись в дневнике Анна сделала 12 июня 1942 года. Через три недели после этого Марго получила повестку с требованием явиться в гестапо и семья Франк спешно перебралась в укрытие, оборудованное в задней части дома номер 263 на набережной Принсенграхт в Амстердаме. Там размещался офис компании «Опекта», где работал Отто Франк. Свой дневник Анна вела на нидерландском языке и назвала его «Het Achterhuis» (В заднем доме). Он впервые был издан в Нидерландах в 1947 году. В 1960 году дневник Анны Франк вышел в свет в СССР. В русской версии он называется «Убежище».

Пятнадцатилетняя Анна так и не нашла способ стать такой, какой она хотела бы стать. Ей помешали сделать это другие люди. И это – не обитатели  Убежища, которых имела в виду Анна в своей последней записи. Известно имя офицера гестапо, арестовавшего семью Франк – обершарфюрер СС Карл Зильбербауэр. После войны он поступил на службу в австрийскую полицию. В 1963 году на его след вышел охотник за нацистами Симон Визенталь. Зильбербауэр был допрошен в связи с его деятельностью в оккупированном Амстердаме, однако бывшему эсэсовцу удалось избежать суда. Следственные органы Австрии и Нидерландов не смогли доказать, что он несет персональную ответственность за судьбу семьи Франк.

На время следствия Зильбербауэр был временно отстранен от исполнения служебных обязанностей. Петер-Фердинанд Кох, автор книги «Двойной агент снимает маску», пишет, что во время допросов Зильбербауэр недоумевал: «Что вы хотите от меня? Я всего лишь выполнял свой долг. Сейчас я отстранен от работы, а только недавно я купил себе новую мебель. Как мне теперь за нее расплачиваться?»

Уйти Зильбербауэру от ответа помогла и позиция отца Анны, единственного выжившего в лагерях члена семьи. Отто Франк заявил, что не считает Зильбербауэра виновным в гибели своих родных. Он выразил мнение, что главная вина лежит на доносчике, сообщившем в гестапо о скрывающихся в доме на Принсенграхт евреях.

Доносчика голландская полиция искала долго и безуспешно, начиная с 1948 года. Было проведено следствие по делу четырех наиболее вероятных осведомителей гестапо, но доказать вину кого-либо из них так и не удалось. Однако существование доносчика, сообщившего немцам об укрытии семьи Франк, до последнего времени не вызывало сомнений. Лишь недавно исследователи из музея «Дом Анны Франк» в Амстердаме, усомнились в этом.

Ученые, повергнувшие тщательному анализу развитие событий, пришли к выводу, что голландские полицейские могли наткнуться на Убежище случайно. За несколько месяцев до ареста, 10 и 14 марта Анна писала в дневнике об аресте двух человек за нелегальную торговлю продуктовыми карточками. Арестованные были сотрудниками компании «Опекта», в помещении которой скрывалась семья Франк. Полицейские, проводившие 4 августа 1944 года обыск на Принсенграхт 263, не специализировались на задержании евреев. Гестаповцев они могли вызывать уже после того, как случайно наткнулись на Убежище. Правда, доказательств того, что целью полицейского рейда было задержание нелегальных торговцев продуктовыми карточками, научным сотрудникам музея найти не удалось. Но, тем не менее, они подчеркивают, что такую вероятность исключать нельзя.

В годы нацистской оккупации люди, поставленные в жуткие условия, каждый день балансировавшие на грани жизни и смерти, вели себя по-разному. Вот свидетельство Евы Шлосс, президента Фонда Анны Франк, которая тоже застала годы нацистской оккупации в Нидердандах. В это время Ева познакомилась с Анной. Семья Шлосс была арестована в Амстердаме в мае 1944 года и депортирована в Освенцим. В лагере смерти погибли отец и брат Евы, но самой девушке и ее матери чудом удалось выжить. После войны, в 1953 году, мать Евы вышла замуж за Отто Франка. Ева Шлосс не знает, стала ли семья Франк жертвой доноса или же ее укрытие обнаружили случайно. Но, по ее мнению, это не так и важно. Память Евы сохранила картину, отличную от описанной в дневнике Анны Франк.

«У читателя дневника может создаться впечатление, что все голландцы были хорошими людьми, но это не так, — говорит она. — Люди делали ужасные вещи, чтобы спасти свою жизнь. Иногда евреев сдавали даже сами евреи. Им обещали свободу, однако, в конечном счете, арестовывали и их самих».

Все могло бы быть по-другому, если бы на свете не было других людей — последние слова дневника Анны Франк приобретают в этом контексте иное, куда более страшное значение.

Борис Ентин, «Детали» Фото с Викисклада, H. L. Clyn Hughes — [1], Public Domain

На фото: концентрационный лагерь Берген-Бельзен

Размер шрифта

A A A

Реклама